Али-Юрт против алюминия

В селении Али-Юрт 7 августа прошел сход местных жителей, посвящённый строительству в 200 метрах от их населённого пункта завода алюминиевых сплавов «РИАЛ». Алиюртовцы опасаются, что вследствие этого экологическая обстановка, как у них в селе, так и в Ингушетии в целом, резко ухудшится. Поэтому, по итогам схода, они написали на имя главы республики Махмуд-Али Калиматова коллективное заявление, которое ушло адресату 12 августа.

Народный сход вызвал реакцию властей: 11 августа в Магасе состоялось экстренное совещание с участием и. о. главы администрации Али-Юрта Магомеда Оздоева, и. о. главы Назрановского района и представителя завода «РИАК».

На встрече обсуждались вопросы подключения завода к системе водо- и газоснабжения Али-Юрта, за которое платит муниципальное образование, не имея от этого никакого профита. Поднимался вопрос и о том, на каком основании строится новый завод «РИАЛ», кто дал разрешение на его строительство.

По планам владельцев производства будущий завод будет поставлять сырье для находящегося в 200 метрах от него другого завода – «РИАК», занятого производством алюминиевых профилей и конструкций. В настоящий момент «РИАК» закупает алюминий у «РУСАЛа».

Представитель завода Исропил Тумгоев не смог предоставить властям все требуемые разрешения органов надзора; в частности, отсутствовало разрешение от Министерства природных ресурсов и экологии Ингушетии. По итогам совещания решено провести независимую экологическую экспертизу инвестпроекта по строительству нового завода.

Распоряжением главы Республики Ингушетия Махмудом-Али Калиматовым по вопросу строительства нового завода назначена комиссия, в которую войдут представители министерств, депутаты и общественные деятели.

Руководить работой комиссии поручено министру экологии Ингушетии Магомеду Евлоеву. Комиссия также рассмотрит вопрос правомерности выдачи заводу всех уже имеющихся разрешений. Также было решено провести разъяснительную работу среди населения.

Оно, наслышанное о том, что собой представляют производства, наподобие северо-осетинского «Электроцинка», боится, что соседство с заводом вызовет рост заболеваний, в частности, онкологических. (В 2018 году работа завода «Электроцинк» была приостановлена, это производство называют одной из главных причин лидерства Северо-Кавказского региона по числу больных раком.)

Жители также обеспокоены, что выбросы вредных соединений в атмосферу сделают невозможным выпас домашнего скота и выращивание земледельческих культур.

***

Село Али-Юрт находится в 4 км от столицы республики Ингушетии – Магаса. Его население за последние 20 лет выросло более, чем в два раза и теперь здесь проживает около 8 500 жителей — ингуши, чеченцы, русские, кумыки, ногайцы и аварцы.

Село живет и развивается. Здесь три школы, Дом Культуры и своя футбольная команда. В спортивных секциях местного ДЮСШ молодежь занимается вольной борьбой, дзюдо, волейболом и баскетболом.

Жители села в основном заняты в сельском хозяйстве. Здесь зарегистрировано сорок пять КФХ. В тоже время, в селе функционирует мини-завод по производству сухих строительных смесей «ТУРБОМИКС 500», в 2017 году открыта швейная фабрика, а также завод по производству алюминиевых конструкций.

К этому производству у алиюртовцев претензий не было. До тех пор, пока в декабре прошлого года они не узнали, что в двухстах метрах от села началось строительство завода по переработке алюминия! Жители практически сразу выразили протест. Но в администрации их заверили, что строительство завода алюминиевых сплавов заморожено. Однако уже в июле 2020 года стало ясно: строится именно алюминиевый завод.

4 августа местное население вызвало по этому вопросу директора компании «РИАК» Магомета Тумгоева на шариатский суд. Местный кадий вынес решение, что строительство завода должно быть обязательно согласовано с местными жителями, и если хоть один человек против, то завод строить нельзя. Ответчик сказал, что против выступает лишь несколько человек.

А 7 августа, после пятничного намаза, жители села собрались, чтобы выразить свое недовольство строительством нового предприятия, угрожающего их здоровью и жизни, а также уникальной местной природе.

Однако завод, несмотря на возмущение людей, продолжает строиться. Абсурдность ситуации усиливается тем, что в непосредственной близости от развернутого строительства находятся участки, выданные правительством Ингушетии для поддержки молодых семей.

Рассказывает житель Али-Юрта художник Башир Евлоев: «Я не погружался в эту проблему, но знаю, что против этого завода настроены все жители села. Люди не хотят, чтобы испортили экологию, природу; они занимаются сельским хозяйством. Кроме того, рядом расположен Магас с многоквартирными домами, и ветер будет сдувать дым из заводской трубы на многоэтажные дома».

Свою обеспокоенность возможным ухудшением экологии своего района и республики в целом в связи с открытием нового предприятия жители села выразили в ноте протеста, направленной в администрацию Республики Ингушетия. В понедельник, 10 августа, в здании Дома культуры Али-Юрта вновь состоялось собрание местных жителей, на котором было зачитано заявление и начат сбор подписей под ним.

Бурю эмоций подняло видео в Instagram https://www.instagram.com/p/CDrIO8aJMxK/?igshid=5v6rh6o992w9 , на котором заснята застывшая белая субстанция, вытекающая из трубы с территории завода. По словам местных жителей, рядом с этим «ручейком» невозможно находиться из-за сильного неприятного запаха.

Никто не может определенно сказать, что это за отходы и откуда они взялись. Завод, против которого протестуют жители, еще не построен, а на действующем просто режут алюминиевые профили из уже готового материала и собирают металлоконструкции. Ни производство алюминия из руды, ни плавка первичного алюминия здесь не ведется.

Версий происхождения зловонной жижи возникло много. Жители села отправили загадочную субстанцию на экспертизу в лабораторию.

Комментаторы в соцсетях также задаются вопросом, почему заводы строятся в непосредственной близости от населенного пункта. Действительно, завод, находящийся в двухстах метрах от жилой застройки кажется, на первый взгляд, очевидной диверсией, направленной против экологической безопасности населения.

Разбор завода

Что же на самом деле происходит и оправданы ли опасения местных жителей? И почему заводы строят так близко к жилым постройкам? Попробуем разобраться.

Производство алюминия чревато выбросами в атмосферу оксидов углерода, серы, азота, фтористого водорода, бензпирена, углеводородов, фтористых соединений и смолистых веществ, а также образованием твердых отходов – так называемого «красного шлама», густой суспензии с большим содержанием ядовитых веществ – оксида железа, диоксида титана и диоксида кремния.

Длительное воздействие газовых выбросов губительно воздействует не только на здоровье человека, но и на деревья, особенно хвойных пород.

Пример эксплуатации алюминиевых заводов Иркутской, Красноярской, Братской зон показывает усыхание хвойного леса на 50% в радиусе десятков километров. Выбросы газообразных и мелкодисперсных соединений фтора с легкостью переносятся на расстояние более 50 км.

Но… как уверяют представители завода, который строят в Али-Юрте, ничего подобного местным жителям ждать не следует: новый завод не собирается заниматься ни добычей, ни производством алюминия. Бокситов ни в Али-Юрте, ни вообще в Ингушетии нет.

Самая вредная часть отходов в алюминиевой индустрии образуется в процессе электролитического получения алюминия из глинозема, или оксида алюминия (Al2O3 ).

К этой группе отходов в основном относятся угольная пена и анодные газы. Сам глинозем в идеале получают из бокситов – алюминиевой руды, месторождения которой в нашей стране расположены на Урале, в Сибири, в Бокситогорском районе Ленинградской области, в Архангельской области, в Коми, на Кольском полуострове.

Как правило, заводы по переработке глинозема строятся рядом с месторождениями руды. Однако их запасы постепенно истощаются, и сегодня глиноземные заводы часто закупают сырье заграницей.

Полученный глинозем опускают в криолит и запускают процесс электролиза в специальных устройствах – электролизерах, представляющих собой своего рода ванну, заполненную электролитом, в которую помещены электроды. Рабочая температура процесса близка к 950° С. Понятно, что процесс требует огромного количества электроэнергии, которое смогла бы обеспечить лишь крупная гидроэлектростанция. В Ингушетии таких нет. Следовательно, и действительно вредное производство первичного алюминия из глиноземов вряд ли угрожает ее экологии.

Представители завода «РИАЛ» обещают, что их предприятие будет осуществлять вторичную переработку алюминиевого лома. Здесь будет перерабатываться первичный алюминий технической чистоты А5, А6 ГОСТ 4784-2019 производства компании «РУСАЛ», а также лом и кусковые отходы алюминия и алюминиевых сплавов завода «РИАК». Сторонний лом перерабатываться не будет.

О процессе производства рассказал исполнительный директор «РИАК» Алексей Сомов: «»РУСАЛ» выпускает слитки – такие чушки прямоугольной формы, которые привозят на паллетах. В любом сплаве присутствуют следы каких-то примесей – магний, кремний, железо. Но то сырьё, что будет приходить к нам, считается супер-чистым. Мы у себя на заводе эти чушки будем просто переплавлять, изготавливать из них такие столбы диаметром 127 мм или 152 мм и длиной 6 м. И ничего больше с ним делать не будем! Первичный алюминий – это суперчистый алюминий. Мы его берем у «РУСАЛа» в Красноярске и Волгограде и просто льем в нужные нам заготовки, которые потом продавливаем в профиль».

Также на новом заводе будут переплавлять отходы и бракованные изделия с находящегося рядом завода «РИАК» – стружку и отходы алюминия, образуемые при резке профилей. Все это будет также отправляться в печь на переплавку в «столбы». Таким образом, создается предприятие замкнутого цикла, практически безотходное производство. 

«Единственный производственный отход – шлак, который всплывает при плавлении алюминия в виде тонкой пленки. Мы его будем собирать и отправлять на переработку на металлургический комбинат, где есть специальные роторные печи, в которых из него выжимают остатки алюминия, которые мы у себя не можем выжать. В Подмосковье есть несколько таких заводов. Этот шлак возникает при любом литейном производстве, и он не выбрасывается, потому что тоже богат алюминием – от 30% до 50%. В месяц образуется порядка 500 кг шлака. В Али-Юрте этот шлак перерабатываться не будет», – обещает Сомов.

Сейчас все производственные отходы «РИАЛа» свозятся на переплавку на завод в Белую Калиту, за 800 км от Али-Юрта. В будущем все это будет переплавляться в собственных печах нового завода и тут же пускаться на производство профилей.

«Алюминий – по сути полностью безотходное производство. Даже опилки, которые образуются при распиловке, тоже переплавляют. Пыль и стружка собирается «циклонами» (оборудование, которое засасывает воздух от пилы, чистый воздух выходит наружу, а стружка остается в бункере) и переплавляется в плавильных печах. Сейчас мы ее собираем в специальные мешки и отправляем на переплавку. А в будущем будем плавить сами», – объясняет Сомов.

Для производства профилей используется экструзия – заготовки продавливаются через специальную матрицу, в результате получаются готовые профили. При этом используется не плавление, а нагревание – до состояния очень густого пластилина. По словам Сомова, шлифовка изделий на заводе «РИАК» не используется. А значит, алюминиевая пыль не могла стать героиней вирусного видео.

Но сейчас нового завода по переплавке алюминиевого лома еще нет. На строительной площадке пока виден только металлический каркас будущего здания.

Зато есть белая жижа, которую в минувший понедельник сельчане отвезли на экспертизу в лабораторию. Администрация завода убеждает жителей села, что указанный ручеек – ливневая канализация, а белый цвет ему придает цементная пыль, которая в Али-Юрте повсюду, так как на его окраине расположен завод строительных смесей. Кто жил рядом с цементным заводом, тот знает, какой неприятный запах от него исходит. Эта версия происхождения «жижи» кажется правдоподобной.

«Речка на видео – ливневая канализация. Все, что здесь в округе собирает дождевая вода, идет сюда. Это не хозяйственно-бытовая канализация (то, что идет из туалетов, душевых, раковины), она у нас отдельно. Это то, что смывается водой с улицы. У нас большая, асфальтированная территория, вокруг – дороги. Чтобы завод не затопило во время дождя, идет организованный сбор воды с помощью ливневой канализации. И это не техническая канализация, у нас нет таких отходов. У нас же женщины на заводе работают! Это цементная пыль, рядом с нами – цементный завод. И вытекает она не с производства, а с улицы», убеждает Алексей Сомов.

«А у нас в квартире газ…»

Жители Али-Юрта жалуются не только на сам завод, но и на дым и запах гари со стороны производства.

Алексей Сомов утверждает, что никакой гари от «РИАКа» быть не может: «Это продукты сгорания, как в любой котельной, в любом доме – выделяется какое-то количество углекислого газа. У нас очень хорошо настроенные импортные газовые горелки для нагрева алюминия. Чем более полное сгорание происходит, тем выгоднее нам как производителю. В каждом доме Али-Юрта стоит газовая колонка, которая тоже жжет газ. Никакого черного дома от газовых горелок не бывает, это чистейший прозрачный газ, он содержится в атмосфере в количестве 12%. Это абсолютно чистое, практически безотходное производство. Элементарный коровник наносит больше вреда». 

Что касается нового завода по сплавливанию алюминия, то Сомов утверждает, что для него уже закуплено современное оборудование.

«Наш директор (Тумгоев) уже заказал и оплатил для нового завода оборудование по газоочистке в разы дороже, чем можно было бы установить  по нашим нормам. У нас была возможность заказать соответствующее нашим российским нормам оборудование, которое стоило порядка 2,5 — 3,5 миллионов рублей. Он заказал за 8 миллионов рублей, российского производства, проверенное на заводах в Белой Калите (Ростовская область) и еще ряде мест. Мы отправили туда наших специалистов, проверили, убедились, что это действительно работает, и заказали. Мы готовы отправить каждого жителя Али-Юрта на заводы, где стоят такие производства! Стойте рядом, нюхайте, берите на пробу воздух все, что угодно! Готовы отправить в Павловский Посад, предлагаем: «Ребят, поехали! Мы вас за свой счет отвезем, покажем и обратно привезем. Вы убедитесь, что это достаточно безопасно». Но люди не хотят этого, они хотят скандалить…»

Что касается показателей загрязнения в ста метрах от трубы выхода газоочистки нового завода, то, уверяют на заводе, они соответствуют нормам, но… в целях заботы о здоровье населения санитарно-защитная зона вокруг завода была увеличена еще на сто метров. Об этом есть Санитарно-эпидемиологическое заключение Роспотребнадзора № 06.ИЦ.01.000.Т.000062.04.20 от 20.04.2020 г., и его же Решение № 1 от 30 июня 2020 г.

Другими словами, строить жилые дома (по нормам) можно прямо за заводским забором.

На вопрос, стал бы он сам жить рядом с заводом алюминиевых сплавов, Сомов отвечает утвердительно: «Особенно рядом с алюминиевым производством с таким новым, дорогим оборудованием!  Вот рядом с птицефабрикой – нет!»

Отметим, что местонахождение завода не зависело от владельцев предприятия. Еще в 2008 году решением правительства Ингушетии рядом с Али-Юртом была выделена промзона, к ней были подведены коммуникации. А алюминиевому производству властями было предложено разместиться именно там.

Владелец завода Магомет Тумгоев утверждает, что строительство второго завода было запланировано изначально и входило (как и первый завод) в подпрограмму «Социально-экономическое развитие Республики Ингушетия на 2016-2025 годы» госпрограммы развития СКФО; что получены все необходимые разрешения от различных надзорных инстанций. Ни окружающая среда, ни здоровье людей пострадать не может. От заводов ожидалась одна сплошная польза в виде развития экономики и организации новых рабочих мест.

В частности, владелец завода подчеркивает то, что на «РИАКе» работает около 150 человек, а новый завод «РИАЛ» потребует ещё 64 вакансии. Всего группа компаний, управляющая заводами, планирует создание более 300 рабочих мест.

Не разобрались?

Тумгоев уверен, что жители поселка просто плохо разобрались в премудростях алюминиевого производства: «Причина протеста местных жителей против строительства завода «РИАЛ» в Али-Юрте – отсутствие желания жителей получить правдивую и полную информацию о строительстве завода, а также действия отдельных лиц, пытающихся дискредитировать строительство завода по личным причинам».

Под «личными причинами» следует понимать увольнение неких сотрудников завода за факт воровства, о чем Тумгоев рассказал в интервью Елене Севрюковой (https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=1882384598552035&id=100003415391382&sfnsn=scwspwa&extid=OAmvZVU8Qw53GSGh). По информации нашего источника в администрации «РИАКа», руководство завода не обращалась по этому поводу в полицию, предпочтя просто уволить нарушителей.

Жители села категорически отрицают версию мести группы людей руководству завода за увольнение. Действительно, такая реакция на прощение кражи выглядела бы нелогично. На последнем сельском сходе даже прозвучало предложение вызвать директора завода по поводу этих заявлений о личных мотивах активистов на еще один шариатский суд.

В любом случае, если кто-то и «разжигал» протестные настроения, то сейчас в курсе ситуации и настроено против завода все село, а не какая-то кучка маргиналов. Дальнейшая же просветительская работа среди местного населения, «прописанная» заводу Министерством природных ресурсов и экологии Ингушетии, должна свести к минимуму фактор неосведомленности людей о степени вредности и законности будущего и настоящего производства.

А независимая экспертиза инвестпроекта «РИАЛ» (которую местным жителям предложено выбрать самим) вкупе с проверкой всех ранее выданных разрешений должна поставить точку над «и» в вопросе «быть или не быть» в Али-Юрте заводу алюминиевых сплавов.

Люди напуганы повсеместными экологическими катастрофами, осознают связь своего здоровья с благополучием окружающей среды и встают на защиту исчезающей природы и экологического равновесия. Очевидно, что кроме проверок на соответствие действующим нормам, в ближайшее время необходимо пересмотреть всю систему природопользования, сделав акцент на безотходности и экологичности промышленных производств.

Мила Цвинкау