Дружба или Единая душа. Текст к выставке «Дружба» в галерее «100СВОИХ»

Феномен дружбы волновал философов от Сократа, Демокрита и Аристотеля до наших современников французов Бланшо, Фуко, Делеза и Гваттари. Эта тема находилась в центре внимания философской системы эпохи Возрождения с ее гуманистической направленностью. О дружбе размышляли Шекспир, Шиллер; Мишель Монтень посвятил ей отдельную главу своих «Опытов». Ларошфуко, Марк Твен, Бальзак, Гессе, Шота Руставели – вот краткий список писателей, оставивших человечеству знаменитые высказывания о дружбе. Свою лепту в осознание феномена человеческой дружбы внесли религиозные философы всех времен и народов. Суждения о дружбе содержатся в «Дхаммападе» и «Ведах». Трансцедентальная категория «друга» и «дружбы» лежит в центре мировоззренческой концепции иранской и арабской культуры от Средневековья до наших дней. Таинственная дружба-любовь прогрессивного христианского мыслителя 11 века Абеляра и его ученицы Элоизы вдохновила на творческий подвиг не одну сотню исследователей, поэтов и художников. Институт гейши, культивирующий дружбу мужчин и женщин, не связанных браком, считается в Японии едва ли главным достоянием нации. Яркий пример дружеских объединений на основе общих творческих интересов – литературные и художественные кружки и салоны 16-20 веков.

 

В общем можно сказать, что, несмотря на войны, религиозные распри, социальные и гендерные проблемы, человечество занималось в основном тем, что дружило. Причем дружили не только отдельные личности, связанные симпатией, общими интересами или бытовой канвой жизни – дружили между собой целые культуры и эпохи. В нашей истории шло постоянное обращение к прошлому (и к будущему); культура – многомерный гипертекст со множеством ссылок.

Сегодня наращивание технологий  заставляет людей жить в бешеном ритме и в то же время дает возможность неограниченного удаленного общения. Социальные связи распадаются, становится возможным все более автономное существование индивидуумов.  Все менее ироничным становится понятие «виртуальной дружбы», которую психологи теперь приравнивают к обычной. В связи с этим встает вопрос: что же такое дружба в современных условиях, перешла ли она в разряд чисто интеллектуального общения, либо, наоборот, человечество обретает на пути виртуализации новую, недоступную ранее ступень чувственного восприятия? Не является  ли интернет последним рубежом на пути к безграничному общению путем прямой передачи мысли и образа — телепатии? И если так, то вновь актуален будет лозунг, высказанный в начале 19 века немецким философом-сенсуалистом Людвигом Фейербахом: «Человеческие отношения идеальны по своей природе».

Дружба, как и любовь, относится к числу неопределенных понятий, о которых все знают, но никто не знает их формулу. Шопенгауэр вообще писал: «Истинная дружба – одна из тех вещей, о которых, как о гигантских морских змеях, неизвестно, являются ли они вымышленными или где-то существуют».  Популярная психология любит описывать химические реакции в мозгу и теле влюбленных, но никто не может сказать, какая сила соединяет конкретных людей в конкретный отрезок времени. Что заставляет абсолютно разных людей, не связанных деловыми, супружескими и другими обязательствами, в принципе эгоистов, доверять друг другу все свои тайны, безвозмездно помогать, общаться, проводить свое время? Или жертвовать жизнью? Впрочем, как небрежно заметил Сервантес, «не так трудно умереть за друга, чем найти друга, за которого стоит умереть».

Более конструктивный ответ дают восточные учения, эзотерика, каббала. Мы проживаем не одну, а множество жизней, испытывая сильное влечение, чувства, страсть вовсе не к случайным попутчикам, а к своим кармическим партнерам – к тем, с кем у нас уже были серьезные (и часто трагические) взаимоотношения в прошлом. Мы мчимся на карусели перевоплощений, цель которой – обрести совершенно иные качества. С этой точки зрения любые взлеты и падения можно расценивать лишь как тренажер, а людей, с которыми нас связывают сильные чувства, любовные истории, узы отцовства, материнства – как наших учителей. В связке с ними образуется механизм, меняющий нас изнутри. Особенно это относится к любовным отношениям.

Кстати, мнения о возможности присутствия эротического момента в дружбе расходятся с древности и до наших дней. Впрочем, мыслители прошлого почти повально отказывали женщинам в способности к альтруистическим взаимоотношениям. Частично здесь повлияла церковь, частично – социальные условия. Нетрудно догадаться, что большинство теоретиков возвышенной мужской дружбы были гомосексуалистами. Сегодня мнения также разделяются. Одни считают, что дружба в своем идеальном выражении – это любовь без чувственной составляющей, другие считают секс приемлемым в дружеских отношениях. Впрочем, еще Монтень предлагал женщинам дружить в браке с мужчиной. На необходимости прочной дружбы между супругами настаивают и современные психологи.

Так или иначе, если обойти стороной грубую подоплеку возникновения дружеских отношений – общие интересы, дела или вынужденное нахождение в одном пространстве – в определении дружбы остается только одно ключевое слово – любовь. Любовь как тяга к взаимопроникновению, объединению, выявлению общего в частном – общих качеств, общих интересов, общего мировоззрения, общих желаний. И в то же время — преклонение перед индивидуальностью. «Наслаждение общением — главный признак дружбы», — писал Аристотель.

В дружбе невозможны расчеты и взаимозачеты. Она, как любовь, питается от иного источника. Об этом косвенно сказал как-то Джон Рокфеллер: «Нет ничего хуже бизнеса, построенного на дружбе».

Откуда же берется, не будучи подкрепленным грубыми эгоистическими мотивами, это наслаждение общением?

Ответ прост. Из врожденного и  абсолютно иррационального ощущения единства и родства душ. Человечество – не просто скопище автономных биологических объектов, управляемых инстинктами и подгоняемых к развитию собственными хаотически возникающими желаниями. На духовном уровне люди связаны между собой и представляют собой единое целое. И хотя эгоизм подгоняет нас тратить время и силы на достижение удовольствия с помощью различных материальных допингов, самое мощное (и даже, кажется, бесконечное) наслаждение дает ощущение духовного родства и единства. Все остальные удовольствия содержат в лучшем случае только искры этого состояния. Дружба и любовь – наиболее прямой способ почувствовать эту невидимую связь между людьми, которую не способна разорвать даже смерть. Дружба, любовь – как воспоминание о состоянии «до падения» в бездну материального и эгоистического. Они трансцедентны — выявляют незримое присутствие духовного за суетой этого мира.

Почему же одни люди дружат друг с другом, а другие – нет? Каждый из нас способен понять и принять только ту часть реальности и только ту часть другого существа, свойства которой присущи ему самому. Проще говоря, подобное притягивается к подобному. И другого человека мы способны понять и принять только в той мере, в какой он подобен и близок по свойствам нам. Те его качества, которыми мы не обладаем, которые нам не понятны, будут нас отталкивать и служить корнем конфликтов. Именно в этом корень трагичности большинства страстных любовных романов. Чем больше совпадение в одних свойствах, тем больше расхождение и нестыковка в других.

И все же, «нет ничего, к чему бы природа толкала нас более, чем к дружескому общению»[1]. Человек, будучи одинок, словно перестает развиваться и получать необходимую энергию для жизни. Люди абсолютно во всех смыслах нужны друг другу. Несмотря на всю конфликтность и порой даже жестокость отношений, человеку, как воздух, необходим другой человек. Если бы не было «других», мы не писали бы песен и стихов, не рисовали бы картин. И даже если человек творит в полном вакууме, он внутренне обращается к человечеству или к будущим поколениям – к кому-то, кто способен понять. В этом загадка и подлинный смысл культуры – безграничное общение, не завязанное на временной, географический, бытовой или политический фактор.

Во взаимодействии с другими людьми происходит самоосознание, в дружеском споре рождается истина. Чтобы понять себя, человеку необходим другой человек – как зеркало, как индикатор или проявитель, с неожиданной четкостью обнаруживающий бывшие раньше смазанными идеи, с легкостью выводящий сознание из лабиринта ложных стереотипов. В среде единомышленников многократно усиливается количество энергии, проходящее через человека. На этом принципе зиждется популярность всевозможных групповых практик и тренингов. С этим связано и наше вечное желание разделить с кем-то любое удовольствие, будь то трапеза, прочитанная книга или любовное чувство. Будучи разделенным, оно как бы обретает совсем иную размерность. И даже более приземленные мотивы — стремление к власти, богатству, почету – требуют для своей реализации присутствия других людей, воспринимающей стороны, хотя бы одного, способного это оценить. На необитаемом острове все эти вещи бессмысленны. «И я решил, что не должно быть больше для меня наслаждений, ибо нет того, с кем я делил их»[2].

Однако сегодня люди в большой степени дискредитировали себя в глазах друг друга. Дефицит доверия и любви – главный симптом болезни современного общества. С каждым годом увеличивается количество детей и взрослых, страдающих аутизмом. Этому способствует бешеный ритм жизни в больших городах, необходимость постоянно много работать, повторяя одни и те же действия, монотонность жизни, формальность предлагаемых цивилизацией форм общения, пропаганда насилия в СМИ, порнография и проституция, а также, как это ни странно, развитие новых технологий, заводящих человека в ловушку самодостаточности. Чего только не придумывается, чтобы возместить человеку утерянную радость тепла и общения! В Японии последние годы стали популярными салоны, в которых можно прийти и провести время в обществе …кошек.

В современном искусстве также налицо пресыщенность темой насилия, смерти, усталость  от ставших страшно конвенциональными форм протеста, давно перешедших в разряд симуляций,  балаганной иронии, в отдельный и весьма распространенный жанр, как хэви-метал или готика в музыке. То, что раньше было авангардом и протестом, стало не внушающим доверия общим местом. Ежедневный показ кровавых инцидентов в теленовостях и немая пропаганда насилия в искусстве вырабатывают у зрителя реакцию  отстранения и защиты. «…Грех так обнажать – поперек и вдоль – язвы, чтоб вызвать боль»[3]. Люди смотрят на отлетающие головы и волны крови не более как на цирковое шоу или даже как на абстрактную композицию. В современном искусстве это следствие совершенно определенной политики, сформированной различными художественными институциями, фондами и т.д. с целью контролировать арт-рынок. Легче всего это сделать, запустив и распиарив некий примитивный для изготовления тренд и манипулируя сознанием людей относительно того, что является искусством, а что – нет. То, во что вложен талант и душа, а не только обезьяний оскал, невозможно тиражировать и довольно трудно пиарить. Зато легко устроить очередную дешевую провокацию. Именно поэтому в самых дорогих галереях и музеях сегодня так много крови и чернухи. Бить по низам и разрушать всегда легче, чем строить, воспитывать и вдохновлять.

Искусство должно вернуться к истокам, перейдя от жонглирования негативом к утверждению идеалов и предложению решения выхода из кризиса. «От красивых образов мы перейдем к красивым мыслям, от красивых мыслей – к красивой жизни», — писал Платон.  Но даже если кто-то из художников воспримет тему выставки иронически или саркастически, так или иначе она возвращает к раздумьям об отношениях между людьми, об одиночестве и о том, к чему же духовно стремится человечество и к чему идет фактически благодаря отрицанию собственной духовности.

Мила АРБУЗОВА (Цвинкау)

[1] Мишель Монтень. Опыты

[2]  Публий Теренций Афр. Сам себя наказующий

[3] Иосиф Бродский. Песня пустой веранды