Манифест художника

Изобразительное искусство – это уникальный язык, которым можно сказать то, что никак по-другому не выразишь. Язык сложный, неоднозначный, вариативный, но тем не менее, позволяющий передать в одном достаточно компактном сообщении сложную комбинацию мыслей, чувств, мировоззренческой позиции и даже социально-политических идей. Именно поэтому я сейчас занимаюсь живописью, а не, допустим, литературой.

Основываясь, как правило, на реальности, часто используя фотографии как основу для вдохновения, я пытаюсь выразить в своих работах многомерность, синтетичность, неоднозначность и многослойность бытия. Реальность фантастическим образом постоянно ускользает от дефиниций. Несмотря на свою банальность, она всегда шире любых контекстов. Любое повествование – это всегда только версия, либо малая часть того, что происходило на самом деле. В этом постоянном ускользании – магия жизни и искусства.

«Хроника нерегистрируемых процессов» – это не только социально-иронический слепок реальности, но и попытка зафиксировать изменчивый поток порождаемых ею чувств, ощущений, навязчивых состояний, а также поток смещения и смешения смыслов.

Верность натуре и бережное внимание к деталям порождены избыточностью реальности, которая настолько насыщена информацией, разнородна, противоречива, комична, трагична, абсурдна, воинственна и нежна, что, как правило, нет особого смысла усиливать энтропию выдумыванием несуществующего. Однако фокус авторской оптики обращен за физические пределы людей и предметов.

Просто повторять физическую реальность мне неинтересно. Почти все мои картины в концентрированном виде представляют некую мысль, идею, актуализируют какую-то проблему, которую я вижу в современном обществе. Однако мой подход далек от лобовых пропагандистских приемов. При вовлеченности в социально-политическую проблематику мои картины остаются «стихотворениями в красках», где зарифмованы параллельные пласты реальности, взаимосвязанные объекты и пересекающиеся смыслы, что дает эффект цельности и умиротворенности. Вопрос задается, проблема ставится, но однозначного ответа нет, а острота сглажена общим лирическим настроем, постоянно струяющимся «внутренним светом», который обволакивает всю нашу противоречивую реальность.

Я считаю, что искусство может заставлять мыслить, менять мировоззрение, сглаживать конфликты. Я — феминистка и считаю, что это движение по-прежнему актуально, причем в разных странах оно имеет разные акценты.

Но есть и общие темы, касающиеся человеческого общества в целом. Одна из них – сексуальная объективация женщин и связанная с ним чрезмерная сексуализация женского тела и человеческого тела вообще. Одной из причин этого стали различные табу и запреты на демонстрацию обнаженного тела, связанные с религией.

Однако человеческое тело это, прежде всего, просто тело, которое делает возможным существование индивидуума в нашей физической реальности. Серия картин «Нормализация бюста» — это портреты реальных женщин и мужчин топлесс в «простых», «антиэротических» позах, со свободными от сексуальной игры выражениями лиц. Цель проекта – сделать восприятие женского тела более спокойным, свободным от гипертрофированного эротического ажиотажа. Различные атрибуты профессиональной и творческой деятельности, хобби, мировоззренческих позиций, любимых предметов и символов, окружающие фигуры, призваны переводить внимание с тела на уникальную личность каждой(ого), реализующую себя в различных сферах.

Когда я пишу человеческое телo, мне также важно передать через перламутровое мерцание лессировок зыбкость физического мира и его непреодолимую связь с духовным началом.
Мое творчество представляет собой симбиоз живописи и журналистики, социального активизма и духовной практики. Я верю, что искусство – это самый верный и неподвластный цензуре способ исправить баги социальной системы, выразить свои идеи и мироощущения, найти единомышленников.

Мила Арбузова