Желание и чернобыльский массажист

 

В прокат вышло совершенно чудесное авторское кино — «Снега больше не будет». Режиссеров тут двое – Малгожата Шумовска и Михал Энглерт. Это семейная пара (теперь уже, правда, в прошлом). Кстати, мой идеал отношений между мужчиной и женщиной — когда есть совместное творчество. Тем более, если творчество это на тему тактильности, сексуальности, магии, энергии — все что мы любим.

Пачиму, пачиму такие фильмы видит три с половиной человека? Почему не они забирают призы на кинофестивалях? Фильм про снег уже не получил «Золотого льва» на Венецианском кинофестивале 2020. Сейчас номинируется на «Оскар» от Польши в категории «Лучший фильм на иностранном языке». Жанр мистический реализм как-то не очень жалуется в принципе, не становится массово популярным. Хотя казалось бы… Вот есть любой реализм, он популярен, а вот есть нахлобученная фантастика – тоже срывает кассы. Но нехорошо-с, когда в ткань обыденного врывается потустороннее, и подается это как норма, обычное дело. Мне кажется, в этом есть какая-то установка. У нас даже религия лишается мистического опыта, чего уж там говорить о других сферах.

Уроженец Припяти Женя получил дозу радиации, мутировал и приобрел экстрасенсорные способности. Он ходит по домам буржуазного польского коттеджного поселка, где люди живут в режиме перманентного обеспеченного страдания и делает им массажик.  Массажик непростой. Через телесное Женя входит в глубокий душевный контакт с клиентами, погружает их в транс, во время которого они входят в контакт со своими предками, непроработанными травмами, а также с погибшей от облучения мамой протагониста. Женя накачивает их тела энергией и исцеляет души. Правда, не успев слезть с массажного стола, люди вновь хватаются за бутылку, сигарету, а то и наркотики.

Фильм невероятно красивый. Этот потусторонний, отовсюду струящийся полупрозрачный свет, акварельный цвет, инсайты в подсознание во время Жениных сеансов гипноза, когда клиенты оказываются в мистическом подводном лесу – каждый кадр просто шедевр.

Столь глубокий спиритический контакт не остается неоцененным. Во многих случаях массаж по инициативе клиенток переходит в секс.

Одна из женщин предлагает Жене «перейти границы дозволенного в сексе», и он погружает в транс и ее, и себя. Пока клиентка в отключке, путешествуя в параллельных мирах, Женя отчебучивает балетные па, прыгая по всему ее дому.

И здесь сделан очень важный акцент на том, что в сексе в нашей культуре «дозволено» на самом деле очень не много. Да, мы ходим на курсы, изобретаем игрушки, осваиваем какие-то техники, экспериментируем с экзотическими практиками, и это все можно и как бы даже социально одобряемо. Но на самом деле вся эта механика редуцирует главное и важное, что должно происходить при хорошем сексе — душевный контакт, провал в транс, твоей психики в психику другого человека, в иное психическое измерение благодаря мощному энергетическому скачку. Тело это лишь точка входа. Тантрический секс.

Почему же женщины настолько без ума от массажиста-целителя? Потому что он их полностью принимает, какие они есть, причем видя их изнутри, своим внутренним взором. Никакой критики, только добро. Он не боится их желаний, проявлений чувств, отклонений, внутренних проблем. Никого не ругает — все у него хорошие. И никогда не является инициатором, кстати, он все время лишь отвечает на импульс. И не спит с замужними, предпочитая решить проблемы обоих партнеров, исцелить пару.

Сдается, у Жени совершенно нет МГС. И вообще такой теплый секс, работающий на экологически чистом топливе слияния душ — полная противоположность «жесткому сексу», садомазохизму, работающему на энергии насилия, унижения, боли, на адренохроме.

К сожалению, большинство современных мужчин, посмотрев энное количество мейнстримной порнографии (есть и другая, но она примерно так же популярна, как арт-хаус и  мистический реализм), совершенно не возбуждаются, если в сексе нет доминирования и насилия. Токсичный стандарт сексуального поведения предполагает, что есть  женщина-объект и мужчина-субъект, но не два равноценных существа, которые тянутся друг к другу. Один другого практически ненавидит (за сам факт наличия тяги) и пытается ее перерасти, переработать (и это называется страстью). Потому что секс — дело грязное, почти запрещенное, осуждаемое. Ну еще вот такой, который ты ненавидишь и к которому прибегаешь в крайнем спермотоксикозе — ладно, пойдет. Ты же после него отряхнулся и пошел. Мужык.

В этих рамках МГСных сексуальных отношений женщина должна быть девайсом, куклой, роботом, который не привязывается, не испытывает серьезных чувств, не воспринимает мужчину как своего, не думает, что она для него уникальна и ценна, что он ее любит, верен. Не надеется на долгоиграющие отношения. Она должна быть эдаким камикадзе, готовым убить свои (неминуемо зарождающиеся при хорошем сексе) чувства в любую минуту. Однако при этом: она должна заниматься сексом с ним так, как будто все это есть. Как будто она бешено влюблена, он отвечает взаимностью, есть душевный контакт, принятие и вот это все. То есть мужчины хотят от женщин такого поведения, которое возможно и логично, только если эти отношения серьезные в плане чувств. Как будто между ними любовь, которой не то что нет, а которой избегают. Любовь в изгнании.

Мне кажется, тут просто мужчин понять мало. Надо еще и женщин понять, что у них одно без другого не бывает. Если нет любви, то нет хорошего секса. (У меня есть постоянные оппонентки которые пишут, что бывает, но мне кажется, что просто если у женщины более мощный темперамент, то ее поведение будет выглядеть как страстное, но разница между тем, когда есть привязанность, и когда ее нет, все равно будет колоссальная).

Я сомневаюсь, что бывает одно без другого и у мужчин. Большинство ведь просто мастурбирует с помощью женщины, а женщине гораздо легче мастурбировать без мужчины.

И здесь замкнутый круг. Есть взаимопонимание, контакт, значит есть хороший секс, значит я влюбляюсь. Но это запрещено, значит, я не позволяю себе влюбляться, значит ничего не чувствую, значит лежу как бревно.

В своем вирусном посте коуч Яр Громов справедливо пишет о том, что МГС заставляет мужчин требовать секса «в любой непонятной ситуации», нестыкующейся с нормами ТМ: «Хочешь пить — и постоянно приседаешь». По мнению автора, за якобы ненасытной мужской сексуальностью скрывается обыкновенное желание принятия, ласки, поддержки, и все это просто решается в рамках удовлетворения тактильной потребности.

Мне кажется, полностью уповать на тактильность тоже означает механизировать и упрощать более сложные процессы и потребности. Ведь если бы дело было именно в «механическом воздействии на кожный покров», нам не потребовались бы не только партнеры, но и котики. Старая меховая шуба, слайм из детского отдела, еловая лапа – и вперед!

Но нет, нам нужен целый живой человек, а значит тактильность – такой же эвфемизм, как и секс.

Но мне кажется, что в этих размышлениях есть еще один баг. Громов пишет о сексе как о «костыле» для удовлетворения совсем других потребностей. Но на самом деле секс включает в себя множество функций и удовлетворяет множество потребностей. И самая главная из них – служить трамплином в психологически иное измерение.

Какой вывод можно сделать? Без разрушения токсичных стандартов сексуального поведения и вообще разрушения гендера нормального секса в СССР не будет.

С вами был ваш #светлыйчеловечек. Всем счастливого массажа и приятного просмотра.